К оглавлению сайта     http://alpmsu-hist.ru

© Лапин Юрий Николаевич. Рукопись подготовлена автором 29.3.2011 специально для публикации на сайте http://alpmsu-hist.ru. Для перемещения материалов на другие сайты, а также для публикации в других формах необходимо получить письменное разрешение автора. Обновление 12.4.2011.

 

Ю.Н.Лапин

Кашка-Таш «с ассоциациями»

Верхний ледопад ледника Кашка-Таш к простым не относится: спускаясь или поднимаясь по нему, приходится лавировать между открытыми и закрытыми трещинами, сераками и другими причудливыми формами ледопадного рельефа, конфигурация которых к тому же «течет и изменяется». С прохождением этого ледопада у меня связаны два забавных эпизода.

В первом спускаюсь я инструктором в головной связке группы третьеразрядников, выбираю путь. Вдруг сзади девичий крик. Оборачиваюсь. Участница, если память не изменяет, Светлана из тогда еще Ленинграда: «Юрий Николаевич, что мне делать?!» Она в очень красивой, живописной позе, напоминающей птицу: руки разбросаны в стороны, над снежной гладью видны только они, плечи и голова. Провалилась над закрытой ледовой трещиной, но не до конца: невидимая часть тела висит над ледовой бездной, а в целом она как бы парит над ней. Не пугаюсь, поскольку вижу, что ее напарник расположен правильно (на приличном удалении) и уже среагировал, натянув веревку. Если она и полетит, то недалеко. Не нахожу ничего более подходящего, чем крикнуть: «Вылезай!» Процедура закончилась успешно.

Кстати, несколькими часами раньше эта же участница сыграла свою (положительную!) роль в другом инциденте, героем которого на этот раз был я. На почти горизонтальном гребне Бжедуха (маршрут 3Б), недалеко от вершины, я увидел впереди опасный участок: нужно было обходить небольшой жандарм справа по крутому льду. Остановил отделение, проинструктировал, чтобы проходили его осторожно, на передних зубьях и страховали друг друга внимательно. Сам остался наблюдать за процессом. Когда последний участник прошел опасное место, вздохнул с облегчением, внутренне расслабился и пошел сам... Естественно, сорвался — хорошо еще, что проинструктированная участница-напарница страховала меня тщательно.

В другой раз спуск по этому же ледопаду подготовил мне еще один сюрприз. Мы нашей университетской спортивной группой (Лунин, Лапин, Лапик, Сторчак) возвращались с восхождения — кажется, с маршрута 5Б (потом этот маршрут побывал и 6-кой) на Уллутау с Юга. Ледопад в этом месте был довольно труден для прохождения, но мы увидели справа по ходу, прямо под отвесными скальными стенами Уллукары, ровный длинный снежный «галстук», по нему и пошли гуськом. Естественно, после восхождения все были усталые и вымотанные. Монотонная ходьба с маячившим в нескольких метрах рюкзаком «впередиидущего» вдруг резко прервалась для меня неожиданной сменой впечатлений: я почувствовал, что не могу поднять ног, — они как будто прилипли к снегу. Мало того, случилось нечто еще более странное: «впередиидущий» куда-то исчез, и не только он, но и все остальные. Опустил глаза и вижу, что ноги мои почему-то выше щиколоток впечатаны в плотный снег. Чудеса! Начал недоуменно оглядываться и тут услышал крик Сторчака, почему-то раздавшийся откуда-то сверху: «Стойте! Лапин пропал!» Вот-те раз, это не я, это они пропали! Машинально поднял глаза — картина открылась живописная: надо мной метрах в двух висел аккуратный длинный снежный балкончик шириной метра полтора, прилепленный к вертикальной скале, а прямо надо мной в нем красовалось правильное круглое отверстие, в которое было видно голубое небо...

В усталом состоянии чего только можно не заметить! Похожий эпизод приключился со мной на северной стене Цухгарты (Кавказ, ущелье Дигория) в 1980 каком то году, маршрут 5Б. Восходили университетской группой: Лапик, Лапин, Лунин, Сторчак, Борисов. В первый день лидировал я. К вечеру устал.

... По вертикальной скале вверх шла трещина, я по ней поднимался. Вбивал как можно выше скальный крюк, вешал на него веревочную лесенку, поднимался по ней и все повторял. Такой подъем опасен тем, что забивая новый крюк, немного расширяешь трещину и ослабляешь нижний крюк, на котором держишься. Но трещина была одна, выбирать не приходилось. Забиваю очередной крюк и вдруг вижу — картинка перед глазами поменялась. Только что была другая. Дальше больше — веревка от меня идет, почему то, не вниз, а вверх. Присмотрелся, метрах в трех выше крюк, и я на нем вишу. Лесенка, на которой стоял, вместе с крюком болтается на веревке рядом. Задним числом соображаю: не иначе, это я сорвался!

Хорошо срываться на вертикали или нависании! С надежной страховкой, конечно.

Примечания:

Сераки — большие ледовые глыбы.

Закрытая трещина — трещина ледника, замаскированная снежной гладью.

Жандарм — скальный выступ на гребне.

Передние зубья — передние зубья кошек; на них ходят по крутому льду.

Лапин — это я. Контрольный вопрос: "Кто тогда не я?"

Лидировал — шёл первым.

Ю.Н.Лапин,
Москва, 8 февраля 2011 г.