К оглавлению сайта     http://alpmsu-hist.ru

 

О рассказе Ю.Лапина про Чатын по Ромбу 1992

После прочтения яркого рассказа Юры Лапина у меня в который раз появились несколько вопросов, на большую часть которых не могу найти ответа уже очень давно. Это всеобщие вопросы. Хотелось бы избежать обсуждения конкретных личностей. Меньше всего мне хочется обидеть Мишу и Сережу. У них своя правда. Меня сильно беспокоят еще живые и молодые. Поэтому изложу свои вопросы в форме обращения к конкретному человеку — старшему товарищу, опытному альпинисту и инструктору Ю.Н.Лапину про его мнение о литературных героях рассказа про ромб Чатына, которых назовем М,С,Ю.

Физкульпривет, Сергей Вышенский, 11 марта 2011, Инсбрук.

 

Тема первая: о праве на нарушение правил.

АК МГУ (как и многие другие клубы) десятилетиями болен хронической болезнью. Время от времени появляются участники, которые достигая некоторого индивидуального уровня (кто — значкиста, кто — КМС) обретают новое качество. Это качество называется звездной болезнью, комплексом демиурга (т.е. властителя мира), вседозволенностью. Подробно описано у Достоевского в Преступлении и наказании. Кто я? Тварь дрожащая или Право имею? Неужели Наполеона остановила бы необходимость зарубить топором старушку, если бы это было необходимо для достижения высокой цели? Начинают думать, что правила писаны не для них. Начинают думать, что во имя высокой (в их собственном специальном смысле этого слова) цели можно переступить через плебейские ценности, включая технические и моральные нормы, свою и чужие жизни. Зачастую под высокой целью понимается прохождение культового, знакового альпинистского маршрута. Как вариант, прохождение такого маршрута в особо осложнённых условиях: в одиночку, в двойке, зимой, без кислорода на восьмитысячник.

Судя по твоему рассказу, маршрут на Чатын в 1992 г. пройден с нарушениями базовых правил восхождений. Не тех нудных типа формальной схоженности в связках, а краеугольных, писаных кровью.

Как ты думаешь: если бы группе присудили первое место, участникам М,С,Ю было бы стыдно за свою ложь? А после присуждения то ли 5 то ли 6 места — им было стыдно?

Любой молодой участник АК МГУ, прочитав рассказ про Чатын, радостно скажет: Ах ты, надо же! Как же это я забыл про ромб Чатына. Вот и уважаемые старшие товарищи прошли его без правил и на авось. И все хорошо закончилось, да еще и в первенстве России поучаствовали. Срочно пойду и я. Ради такого маршрута пущу-ка я побоку все правила. А мозги сдам в камеру хранения.

Как опытный инструктор альпинизма, как автор рассказа, считаешь ли ты себя ответственным за то, как твое слово отзовется среди молодых альпинистов?

Если да, то как ты сегодняшний можешь оправдать нарушения каждого из этих правил на Чатыне группой М,С,Ю?

Если же других оправданий, кроме того, что иначе бы они маршрут вовсе не прошли, — нет, то, может быть, нужно признать, что имела места недопустимая авантюра с неадекватным уровнем риска?

Считаешь ли ты сегодняшний, что такие сложные маршруты вообще проходимы только ценой нарушения базовых правил? Знаешь ли ты какие-либо особые правила восхожнений специально для экстремально сложных маршрутов? Типа правил дорожного движения для джипов? Почему такие особые правила для особых людей и для особых маршрутов нигде никогда не обсуждаются?

Считаешь ли ты сегодняшний, что по результатам восхождения, участники М, С, Ю, по-честному, были достойны лишения спортивной и инструкторской квалификации (у кого что было).

Считаешь ли ты сегодняшний, что участник Ю несет ответственность (как старший товарищ и как инструктор альпинизма) за поощрение комплекса вседозволенности у молодых М и С? С вытекшими из этого позднее последствиями?

 

Тема вторая: о риске и надежности в альпинизме.

Во время эпопеи с австрийцами мы с Мишей Штарковым по какой-то хозяйственной надобности ходили в лагерь и обратно по боковой морене ледника Кашкаташ. И долго беседовали о соотношении риска и надежности в альпинизме. Поводом для беседы послужила гибель нашего общего знакомого, который, не имея и близко достаточной подготовки, пошел на запредельно сложное восходение и с неизбежностью погиб на нем. Мы быстро согласились в том, что наш общий знакомый — придурок и негодяй, доставивший своей выходкой множество неприятностей родственниками и друзьям. Еще быстрее мы заклеймили разных персонажей (включая около-альпинистических девушек), которые трагическим хором воспевали "подвиг" и "героическую личность выдающегося альпиниста" — этого нашего знакомого. В том смысле, что этот хор проводит вреднейшее промывание мозгов молодым, и неправильно учит их, что такое хорошо, и что такое плохо.

Затем, к моему ужасу, Миша сформулировал свое кредо примерно следующим образом.

Занятие альпинизмом с необходимостью предполагает риск гибели в результате обстоятельств неодолимой силы. Назовем этот риск стратегическим. Он неизбежен. На каждом конкретном восхождении с помощью своих знаний, умений и навыков альпинист может и должен сводить к минимуму риск несчастного случая. Назовем этот риск тактическим. Для себя Миша полагал нормальным, если суммарный (стратегический + тактический) риск гибели на сложном восхождении составит 1/2, то есть пятьдесят на пятьдесят.

Мои вопли о том, что это число совершенно неприемлемо, что даже лавину можно услышать (почуять) заранее и отпрыгнуть в трещину, только нужно учиться, учиться и учиться, тогда суммарный риск может быть сведен практически к нулю — Миша встретил с недоумением. Это бы выхолостило все удовольствие от альпинизма, сказал он.

Однако мой диагноз, что для него альпинизм — это просто красивый и респектабельный способ совершить самоубийство, Мишу обескуражил. Он над ним долго раздумывал, а потом сказал: Когда (он сказал когда, а не если) я погибну в горах, мне бы не хотелось, чтобы кому-нибудь досталось тащить вниз мой труп. Как бы составить такое завещание, чтобы меня никуда не тащили. Только чтобы родители про это завещание не узнали.

Каково твое мнение: был ли маршрут на Чатын пройден (вскоре после нашего с Мишей разговора) группой М,С,Ю в режиме офицерской рулетки? Снова спрошу: может быть, нужно признать, что имела места недопустимая авантюра с неадекватным уровнем риска?

Ты пишешь: "Миша пошел на чрезвычайно сложное и рискованное рекордное восхождение. Погиб на спуске". Это одиночное восхождение зимой на п.Ленина без регистрации, связи, спасотряда, и т.д. по приведенному выше списку — ты называешь рекордным? Ты правда не видишь здесь никакой аналогии с маршрутом по ромбу, пройденным группой М,С,Ю?

 

 
См. также обсуждение рассказа Ю.Лапина.